katera.ru

Вспоминая регату Cutty Sark

©

До 1978 года в Международной парусной регате «Cutty Sark» принимали участие три учебно-парусных судна: «Седов», «Крузенштерн» и «Товарищ»

Идея участия советской яхты отечественного производства в регате «Cutty Sark-78» зародилась в недрах ММФ СССР и получила реальное воплощение в стенах ЛВИМУ им. адм. Макарова при самом активном участии Александра Анатольевича Чечулина. Яхтенный капитан, капитан дальнего плавания, длительное время командовал учебно-парусным судном «Сириус». Кстати, на этом же судне начинал свою морскую практику и прошел путь от матроса до капитана этого же судна известный всему учебно-парусному миру Виктор Николаевич Антонов, который четверть века затем был капитаном УПС «МИР»

Почему ЛВИМУ? В те времена на кафедре физкультуры училища работали такие известные в яхтенном сообществе тренеры-яхтсмены как Николай Михайлович Ермаков, Борис Васильевич Богомолов и Борис Герасимович Лолыко, а училище имело водную базу на территории яхт-клуба «Водник», где содержалась целая флотилия малых судов, начиная от швертботов «Финн» до крейсерских яхт проекта Л-6. И конечно же яхта «Рица», та же «шестерка» с небольшими изменениями. В училище работала секция парусного спорта, которая выступала своей командой на гонках различного уровня, вплоть до всероссийского  и всесоюзного.

После окончательного подтверждения на всех уровнях участия яхты в гонках 1978 г. пошел процесс формирования экипажа. Критериев было два. Первый – обеспечить максимальную безопасность плавания привлечением опытнейших капитанов дальнего плавания, обладающих знаниями науки кораблевождения во всех ее аспектах, плюс добротный английский язык. Второй – по максимуму использовать скоростные качества яхты данного проекта привлечением двух яхтсменов-гонщиков, имеющих немалый опыт как на олимпийской дистанции, так и в маршрутных гонках по Балтике. Экипаж образовали Чечулин, Антонов, Богомолов, Бурлаков, плюс четыре курсанта не старше 25 лет (требование оргкомитета STA). Кстати, один из «молодых», Сергей Тимошков, в дальнейшем стал капитаном дальнего плавания и отходил навигацию на УПС «Мир».

По предложению Богомолова корпус яхты укрепили металлическими накладками на все флоры, о чем мы нисколько не пожалели в дальнейшем. Был заменен весь стоячий и бегучий такелаж деревянного рангоута. В мастерской Вячеслава Прохорова пошили комплекты парусов, причем штормовой стаксель был сделан с высоким расположением шкотового угла (без «юбки»).

Навигационное обеспечение составили магнитный компас и лаг польского производства. Большую часть пути приходилось идти по счислению, учитывая дрейф и течение. При благоприятных условиях уточняли местоположение путем визуального пеленгования навигационных знаков. У нас было и свое «тайное оружие» – портативный радиоприемник латвийского производства. Его антенна обладала очень узкой диаграммой направленности, позволявшая применять его в качестве радиопеленгатора.

©

Обязанности на ходу поделили на три вахты по четыре часа. Ночные вахты наверху стояли не менее двух человек – опытный яхтсмен-рулевой и курсант-впередсмотрящий. В случае необходимости аврал – и все выскакивают на помощь. В гонках все рулевые стояли круглые сутки от старта до финиша рулили как на олимпийской круговой дистанции – это означает мгновенную реакцию на любые изменения направления и скорости ветра, изменения характера волнения. Может быть, именно такой распорядок позволял нам на всех этапах гонок держаться в группе лидеров. И, конечно, грамотная стратегия и гоночная тактика. В гонках принимал участие национальный герой Норвегии Петер Лунге, участник и победитель олимпийских гонок. И тем более было приятно получить наши медали сразу после него да еще из рук самого короля Норвегии Олафа

©

Во всех портах заходов поначалу нас встречали настороженно: все-таки первая советская яхта. Но затем отношение быстро менялось на радушие и гостеприимство. Яхтсмены быстрее находят общий язык, чем политики. У нас было еще одно секретное оружие – мы возили на борту ручную швейную машинку «Зингер», очень древнюю, но шила она исправно. После штормовой недельной гонки почти у всех что-то случается с парусами, и мы не исключение. Ставим машинку на палубу и начинаем ремонт – не вручную, ловим удивленные и завистливые взгляды окружающих. А через час стоит длинная очередь с просьбой помочь в ремонте, потому что бесплатно. Авторитет растет на глазах. Ваш покорный слуга на яхте исполнял роли вахтенного помощника, рулевого, радиоинженера и по совместительству парусного мастера, поэтому процесс ремонта парусов для себя и друзей проходил легко и непринужденно, особенно при наличии такой уникальной машины.

Яхта «Рица» достойно выдержала все испытания, правда, после первого же жесткого шторма потекла палуба. Это не смертельно, но мокро. Спасались пластилином в качестве временной меры. А вот при возвращении домой, уже после всех гонок и торжеств, случилось непредвиденное. На траверзе мыса Скаген огромной волной яхту буквально выбросило из воды, а очередной гребень ударил по корпусу. После приводнения выяснилось, что руль заклинил. С большим трудом удалось раскачать румпель градусов на 10-15 и спрятаться за мыс Скаген. Дали оповещение датским властям о необходимости аварийного захода и ремонта в ближайший порт. На внешнем рейде небольшого рыбацкого порта Скаген нас уже ожидали спасательный буксир, лоцманский, полицейский и иммиграционный катера. Но мы самостоятельно и демонстративно дошли до причала и ошвартовались. Буквально через несколько минут кран, ожидавший нас на причале, поднял яхту из воды и поставил на стенку. И тут мы увидели…. Перо руля вместе с баллером было загнуто градусов на 30 на левый борт. Его удалось быстро отрихтовать с помощью датских мастеров и «жидкой валюты», которую мы принесли на борт спасательного буксира. А в это время экипаж, пользуясь временем и погодой, вытаскивал на причал для просушки все мокрое, а мокрым было все, вплоть до лампочек на подволоке. Каково же было удивление – и наше, и полицейских с собаками, которые аккуратно окружили весь наш причал (помним, что это 1978 год и первая советская яхта) – сколько барахла может уместиться в этой маленькой яхте.

Но все приключения однажды заканчиваются. Вот и мы нормально дошли до нашего родного ленинградского порта. И все, финиш. Правда, не яхты «Рица».

©

Вячеслав Бурлаков
Вспоминая регату Cutty Sark

выбрать фон сайта